Russia in the World
Ежедневный выпуск главных новостей дня
Russia in the World
Stolica.ru

Rambler's Top100


ТЕМА ДНЯ
В РОССИИ
В МИРЕ
ИРАК
КАВКАЗ
БЛИЖНИЙ ВОСТОК
ПРОИСШЕСТВИЯ
СПОРТ

 

[an error occurred while processing this directive]
АРХИВ
ПОИСК

РЕКЛАМА






Rambler's Top100


left_2_0.gif
. . .

Мятеж в октябре

Чем далее мы уходим от октября 1993-го, тем прочнее за случившимся тогда в Москве стараниями некоторых граждан закрепляется короткое броское клише - "расстрел парламента". Надо ли говорить, что это лживое обозначение тех событий. То есть обстрел, или расстрел Белого дома - назовите, как хотите, - в ходе его штурма действительно был. Но словосочетание "расстрел парламента" несет в себе политическую оценку случившегося: дескать, имелся в России этакий оплот демократии - парламент, а некие злыдни, сторонники президента, взяли и ни с того, ни с сего расстреляли его, растоптали ростки демократии. На самом деле нет ничего более далекого от действительности. Тогдашние Верховный Совет и Съезд народных депутатов представляли собой не оплот демократии, а оплот контрреформации, реваншизма, штаб непримиримой оппозиции, стремившейся остановить начавшиеся в стране преобразования, вернуть ее в исходное - существовавшее до января 1992 года - положение. До того как правительственные войска предприняли штурм Белого дома, были дикие побоища, устроенные боевиками - сторонниками Хасбулатова и Руцкого на столичных улицах, был вооруженный захват гостиницы "Мир", московской мэрии, здания ИТАР-ТАСС, попытка овладеть "Останкино"... Были громогласные приказы Руцкого и Хасбулатова захватить телецентр и Кремль. Те, кто привычно дудят о "расстреле парламента", пытаются тем самым вытравить из памяти людской все, что предшествовало штурму Белого дома, возложить всю вину за случившееся на тогдашнего президента и правительство. Точное название событий 3-4 октября - иное: вооруженный мятеж. Мятеж, поднятый Хасбулатовым, Руцким и иже с ними. На это возражают: начало всему положил все-таки Ельцин. Разогнав ВС и съезд, он нарушил Конституцию, вышел, так сказать, за рамки правового поля. Однако то, что называлось тогда правовым полем, конституционным полем, по сути было конституционным беспределом. Получив в Верховном Совете и на съезде подавляющее большинство, противники Ельцина, как говорится, "пошли в разнос". Штопая старую, советского образца, Конституцию, они принимали конституционные законы, какие только их душа желала. Не оглядываясь на исполнительную власть. На народ, который избрал президента, а потом подтвердил это избрание на апрельском референдуме. И в результате фактически наделили себя - точнее, спикера ВС Хасбулатова - абсолютной властью. Мощное сопротивление реформам, оказанное большинством депутатского корпуса, представительной властью на местах, привело к тому, что реформы просто буксовали на месте, а экономическая ситуация в стране стремительно приближалась к катастрофе (от одного берега оттолкнулись, а к другому никак не могли приблизиться). Депутатов это мало беспокоило, поскольку главным их девизом было - "Чем хуже - тем лучше!". Лучше для них. Ибо ухудшение экономической ситуации восстанавливало против реформ население, то есть расширяло социальную базу контрреформации. Надо было что-то делать. Нельзя было больше мириться с двоевластием в стране. Ельцин долго медлил, колебался, но в конце концов решился на роспуск парламента. Неизбежна ли была кровь? Разве нельзя было прийти к какому-то компромиссу? Наверное, можно. Если бы парламент у нас действительно был парламентом, то есть действовал парламентскими методами. Но большевики - а тогдашняя так называемая непримиримая оппозиция, без сомнения, была правопреемницей большевиков - к таковым не привыкли. Компромисс ей был не нужен, поскольку она была совершенно уверена, что сумеет "свалить" Ельцина - ведь на ее стороне была Конституция, Советы разных уровней, а в перспективе, как она надеялась, и силовые структуры. Сторонники ВС утверждали, что 3 октября произошло народное восстание против ельцинского режима. Дескать, тот же митинг на Октябрьской площади в середине дня 3 октября, с которого все началось, последовавшее за ним "шествие" по Садовому кольцу - это все традиционные формы народного протеста... Однако многочисленные соцопросы тех дней показывают, что подавляющее большинство населения поддерживало Ельцина, а не Верховный Совет. Что касается упомянутого "шествия" с конечной точкой возле Белого дома, на самом деле это был стремительный рейд хорошо организованной колонны, ставшей во главе стихийной митинговой толпы и сметавшей на своем пути милицейские заслоны. По всем канонам военного искусства очередной заслон охватывался с флангов, после чего совершался его прорыв, в том числе путем "протаранивания" захваченными грузовиками. При этом "демонстранты" использовали железную арматуру, дубинки, булыжники. Что это были за люди? Пресса тогда единодушно отмечала, что на стороне ВС действуют боевики из различных экстремистских организаций - РНЕ, ФНС и т.д., - прошедшие подготовку в специальных лагерях, отставные кадровые военные, казаки, бойцы тираспольского батальона "Днестр", бывшие сотрудники рижского ОМОНа... Такое вот "народное восстание". В упрек Кремлю нередко ставят то, что силы, брошенные тогда против Белого дома, были якобы неоправданно велики, чрезмерны: в распоряжении его защитников, согласно их утверждениям, имелось сравнительно небольшое количество оружия - 74 автомата, пять ручных пулеметов и какое-то число пистолетов. В СМИ же - а они в большинстве своем сочувствовали Ельцину - утверждалось, что автоматов там - сотни; плюс снайперские винтовки, гранатометы и даже ПЗРК "Стингер"... Что на это сказать? Война - это хаос. Одному Богу известно, сколько сил требуется сосредоточить на том или ином участке. А в те сентябрьско-октябрьские дни в Москве хаос был "возведен в квадрат". Обе стороны усиленно прибегали к дезинформации. Сегодня хасбулатовские мемуаристы стараются приуменьшить количество стволов, которыми располагали сторонники Белого дома, тогда же тамошние "контрпропагандисты", напротив, изо всех сил преувеличивали его. Слухи о том, что в Доме Советов не менее двух тысяч автоматов, о находящемся там другом разнообразном и мощном оружии, включая "Стингеры", исходили из самого этого здания. Целью было - запугать милицию и внутренние войска, стоявшие в оцеплении. И, надо сказать, это приносило определенный эффект - разлагало подразделения, державшие осаду Белого дома, так что их постоянно приходилось заменять свежими. Но главное было даже не в этом. Данные всевозможных "источников", радиоперехвата свидетельствовали, что в распоряжении правительства практически нет полностью надежных частей: почти повсюду были перебежчики (в том числе и вооруженные), а некоторые части готовы были в полном составе перейти на сторону ВС. Достаточно сказать, что 119-й Нарофоминский парашютно-десантный полк, штурмовавший Белый дом, по некоторым сведениям, первоначально вышел на помощь Хасбулатову и Руцкому и лишь в последний момент его командование каким-то образом удалось склонить на другую сторону. До самого конца Руцкой ожидал прибытия мощной подмоги на вертолетах. Ему ее реально обещали... Ненадежными считались даже Минобороны и Генштаб - у них отключили спецсвязь и даже городские телефоны. Приставили к ним ОМОН. Как в таких условиях определить, чрезмерны ли привлеченные силы или не чрезмерны? Где те аптечные весы? Еще одно обвинение в адрес исполнительной власти - жестокость, проявленная "победителями" (спецназом, ОМОНом) по отношению к побежденным. Пленных, мол, избивали, пытали, расстреливали без суда... "Это и есть ваша демократия?" - патетически восклицают обвинители. Не все такого рода сведения достоверны: как правило, их распространяют "свидетели" из лагеря противников Ельцина. Достоверно установлено лишь, что число погибших во время октябрьских событий в самом деле было значительно больше, чем официально объявили: не 150, а, возможно, до 500. Много тел было сожжено тайно, что само по себе позор для власти и наводит на мысль об имевших место бессудных расправах. Избивали? Пытали? Так ведь это и сейчас делают едва ли не в каждом отделении милиции. Все это, разумеется, не имеет к демократии ни малейшего отношения, и, полагаю, вы не ожидаете от меня, что я буду хоть в малой степени это оправдывать. Что делать, мы живем в России, чья "особенная стать" в наше время сделалась еще "особенней" по сравнению со временами Тютчева. Охотно соглашусь: тогдашняя победа демократии (точнее - предпосылок к ней) была обеспечена вооруженными людьми, многие из которых не только о ней, о демократии, но и вообще о чем-то человеческом - о совести, например, - понятия не имели. Но жестокость спецназовцев и омоновцев - сплошь и рядом бессмысленная - вовсе не есть свидетельство, что правота была на стороне сидельцев Белого дома. Она, повторяю, говорит лишь о том, что Россия никак не освободится от дикости и варварства.

Олег МОРОЗ, ИМА-пресс.

7 октября 2003 г.

. . .НОВОСТИ ПО ТЕМЕ . . .

. . . ДРУГИЕ НОВОСТИ . . .

|| В РОССИИ || В МИРЕ || ИРАК || КАВКАЗ ||
|| СПОРТ || БЛИЖНИЙ ВОСТОК || ПРОИСШЕСТВИЯ || ТЕМА ДНЯ ||
Stolica.ru



   © 2001 Chertovy Kulichki Inc.    По всем вопросам и пожеланиям пишите: info@riw.ru ОбратноВверхТитульная